РУ EN

Горячая линия 8-800-700-82-31

Круглый стол: «Инвестиционный климат российских регионов глазами иностранных инвесторов»

07 Августа 2013


Прямая речь участников круглого стола

ШОХИН А.Н.:
– Наш «круглый стол» посвящен инвестиционному климату российских регионов глазами иностранных инвесторов. Я хотел бы, прежде всего, обратить ваше внимание на то, что существует наличие или отсутствие разницы восприятия инвестиционного климата у российских компаний и у иностранных, с одной стороны. С другой стороны, и среди иностранных инвесторов есть разные ощущения того, что такое «инвестиционный предпринимательский климат в России». От тех иностранных компаний, которые не работают в России и участвуют вот в такого рода форумах, часто приходится слышать три базовые характеристики относительно России: «О, Россия! Достоевский, Толстой!» Второй тезис: «Россия – страна с огромными ресурсами». Ну, и некоторые дотягивают до третьего тезиса: «В России очень высококвалифицированная рабочая сила, высокий уровень образования», и так далее и так далее. И, естественно, что у тех иностранных инвесторов, которые уже присутствуют на российском рынке, и имеют не только представительства, но и свои предприятия, у них уже более продвинутое ощущение относительно возможности работать в России. В том числе потому, что у них есть реальная возможность сравнить ведение бизнеса в нашей стране с другими странами. Прежде всего мы имеем дело с компаниями глобальными. И даже, когда наши коллеги, например, из Германии говорят о том, что у них небольшая семейная компания, у которой есть предприятия в 30, 40-50 странах мира – мы понимаем, что по нашим меркам это фактически транснациональная корпорация. И, безусловно, очень важно, в том числе через инвесторов, работающих в России, преодолевать те мифы, которые существуют и о России как о стране, и об инвестиционном климате, предпринимательском климате. И, безусловно, для представителей Российского союза промышленников и предпринимателей, для тех, кто озабочен состоянием инвестиционного климата в стране, «Агентство стратегических инициатив», в частности, важно как раз преодолеть негативные стереотипы, поскольку негативные стереотипы более живучи, чем другой позитивный образ. Российский союз промышленников и предпринимателей проводит ежегодные исследования предпринимательского климата в стране. Мы готовим ежегодные доклады о деловом климате. И еще одной возможностью дать объективную оценку являются наши совместные исследования с компанией KPMG. Уже было проведено два исследования. И сегодня мы хотели бы начать нашу панельную дискуссию с обсуждения второго совместного исследования, посвященного оценке инвестиционного климата в регионах. Вообще, я должен сказать, что, может быть, даже и не надо было проводить это исследование, чтобы сделать главный вывод о том, что базовые оценки инвестиционного климата глазами и российских инвесторов, российских предпринимателей, и иностранных инвесторов – они, вообще-то, по ключевым позициям совпадают. Ну вот, например, какие у нас проблемы вызывают озабоченность у российских предпринимателей? Коррупция. У нас треть опрошенных компаний считает коррупцию реальным ограничителем для развития. По результатам представляемого сегодня опроса, коррупция – это причина остановки каждого седьмого проекта. Иностранным и российским бизнесом, безусловно, одинаково рассматриваются такие вопросы, как нехватка квалифицированных кадров, как препятствие в развитии бизнеса, фискальная нагрузка и так далее. Я, честно говоря, не собираюсь пересказывать результаты исследования. Но хотелось сказать, что один из главных принципов – это контакт с инвестором на всех стадиях реализации проекта. Я думаю, что это один из главных принципов в исследовании. И в тех регионах, где обеспечивается такое сопровождение проекта, там есть результаты. Мы сегодня разбили сессию на несколько основных блоков. И первый блок – это представление доклада ее авторами – компанией KPMG. После этого хотелось бы, чтобы представители российского и иностранного бизнеса, представители регионов рассказали как о позитивной, так и негативной практике работы с инвесторами в регионах. И, безусловно, было бы неплохо, если бы участники нашей дискуссии после презентации доклада поспорили бы, может быть, с некоторыми выводами по этому, потому что, когда мы будем проводить третье исследование, нам важно учесть и результаты вот такого публичного обсуждения. Я хотел бы дать слово председателю правления и управляющему партнеру компании KPMG в России и СНГ Олегу Гощанскому. Так вот, все-таки что мешает и что помогает российским регионам выигрывать конкурентную борьбу за иностранные инвестиции?

ГОЩАНСКИЙ О.Н.:
– Александр Николаевич, большое спасибо за вступительное слово. Я начну с того, что еще раз повторю – это наше второе исследование вместе с РСПП. Скажу вкратце, что первое исследование было проведено среди 12 несырьевых, скажем так, в основном регионов. И в первом нашем исследовании в 2010 году мы фокусировались на мнениях и разнице во мнениях между регионами, губернаторами регионов, их представителями и инвесторами. И основным итогом первого исследования было то, что если у представителей региональных властей в голове сидит больше жестких факторов: природные ресурсы, география, демография, природный климат и так далее и тому подобное – для инвесторов (это было уже понятно по итогам первого исследования) более важны, как минимум не менее важны, мягкие факторы, о которых часто забывают региональные власти. К мягким факторам относятся: инвестиционная инфраструктура, правило «одного окна», правовая база, ее применение, налоговые льготы и так далее и тому подобное. Во время второго нашего исследования, которое мы сегодня представляем, наш фокус несколько поменялся. И мы фокусируемся не столько на регионах как таковых, сколько на инвестиционных историях. То есть в рамках этого опроса мы провели 200 интервью, было проанализировано 200 инвестиционных историй с международными инвесторами. И задача была не опираться на какой-то статистический срез за данный период времени, а больше отследить динамику, понять, что волнует западных и международных инвесторов, скажем так, и почему их это волнует. С точки зрения методологии мы максимально абстрагировались от подачи каких-то своих идей, закладывания каких-то своих гипотез в головы инвесторов. Мы исключительно их опрашивали, то есть был такой эмпирический способ интерактирования с инвесторами. Ну и с помощью SenseMaker мы просто обработали данные опросников. Вопрос первый, который задавался в начале беседы: «Уважаемый инвестор, расскажите, пожалуйста, ваш опыт инвестирования в Россию: что удалось, что не удалось?» И после этого мы задавали следующие вопросы. И после этого максимально без купюр, без каких-то правок обрабатывали высказывания инвесторов, систематизировали их. И, в общем-то, каким-то образом представляли. То есть вопрос первый: «Ваш опыт инвестирования в России» – первый общий вопрос. Инвестору предлагалось самостоятельно поставить в неком треугольнике определенные точки. И затем мы эти точки систематизировали, выявляя закономерность и выявляя какие-то приоритеты, выявляя какие-то месседжи. Наверное, очень важно сразу сказать, что ключевыми понятиями данного исследования стали форма и содержание. Скажу сразу, что форма и содержание, в принципе, оба понятия являются компонентами вот тех так называемых «мягких факторов». Форма – это больше «что», а содержание – больше «как». Форма: госструктура, правовая база, финансовые условия ведения бизнеса, создаваемые в регионе – крайне важна, для того чтобы международные инвесторы чувствовали себя достаточно уверенно и комфортно с точки зрения средней и долгой перспективы. Чтобы они понимали, что существуют правила, существуют нормы, процессы и процедуры, и они, в общем-то, как-то прописаны. Тем не менее, для того чтобы быть уверенным, что сегодня пойдет дело и сегодня можно разговаривать – в регионе очень важно содержательное наполнение. И здесь очень важно понять, что качество взаимодействия с инвесторами, осознание того, что сегодня весь мир борется за инвестиции, что мы живем в условиях отстрой конкурентной среды за инвестициями, причем международной конкурентной среды, осознание того, что инвестор – это клиент, а не потенциальная дойная корова, как многие думают, вот именно способность занять такую позицию, если хотите клиентоориентированную, является залогом успеха того, что содержание диалога с инвесторами будет на высоком уровне. И оно определяет в сегодняшней парадигме успешность или неуспешность региона от привлечения международных прямых инвестиций. Я сейчас остановлюсь на некоторых моментах, на некоторых таких триадах. Мы задавали инвесторам вопросы, и как они на них отвечали. Естественно, один из ключевых вопросов был: «Как вы считаете, уважаемые инвесторы, как бы вы охарактеризовали с точки зрения изменения в динамике инвестиционный климат России?» В целом мы видим, что кластер «А» показывает, что мнение инвесторов в целом позитивное. И есть мнение, что инвестиционный климат в России меняется в позитивную сторону. Тем не менее то, что кластер «А» гораздо более представлен, чем кластер «Б», говорит, что инвестиционный климат в регионах меняется медленно. Сегодня нужно понять (как в спорте), что инвестиции – это не просто забег сам с собой, а это забег с конкурентом. Поэтому нужно не просто бежать, нужно бежать быстрее, чем бежит твой оппонент. Поэтому фактор качества, то бишь изменения в лучшую строну, важен. Но в этом вопросе важно учитывать вопрос с динамикой, вопрос скорости. И здесь есть, над чем задуматься. Следующий один из ключевых вопросов, которые мы задавали нашим уважаемым респондентам: «Что для вас было решающим фактором в выборе региона?» Скажу, что эти 200 инвестиционных историй, которые мы проанализировали, в основном были не из добывающих отраслей, а из производства. Поэтому вот здесь сегмент «местные ресурсы» имел наименьшее значение, среди этого пула инвесторов. Что же было ключевым? Ключевым было то, что регион привлекает или не привлекает своими возможностями быть успешными бизнесу и инвесторам в этом регионе. То есть надо понимать, что инвестора интересует возможность быть успешным в регионе. Инвестора интересует возможность иметь прибыль, извлекать ее сегодня и быть уверенным, что он эту прибыль может извлекать завтра. Это нужно очень четко понимать. Второй момент – естественно, инвесторы, понимая российскую специфику – да и, в общем-то, это так и везде, наверное, в большей или меньшей степени – однозначно понимают, что нужен качественный, правильный, надежный диалог с местной администрацией, с губернатором. И сочетание двух факторов: привлекательность региона и возможность сделать там бизнес с таким прозрачным практически ежедневным и качественным диалогом с губернатором, с местными властями – вкупе являются основными, ключевыми факторами, которые являются основными толчками для успешности или, в случае отсутствия, неуспешности ведения диалога в регионе. Есть такой очень важный момент: просто создание преференции общего характера для инвесторов, просто такая общая, абстрактная поддержка региональных властей, не является больше тем дифференциалом, который позволит привлекать инвесторов. Инвесторам нужна не просто такая поддержка, а нужна заинтересованная, целевая поддержка. Они ожидают, что губернатор, его команда и региональные власти будут учитывать специфику приходящего инвестора. И если, скажем, инвестор, который идет consumer market, скажем так, потребление, где большие обороты, но очень низкая маржинальность – их интересует скорость. Их интересует, насколько все-таки они могут быстро свои инвестиции «отбить». В то время как представители индустриальных рынков, крупного капитала, которые будут не сильно с большими капиталовложениями, их тоже интересует скорость. Но их интересует, может быть, больше прозрачность. То есть вот такая адресность в понимании нужд клиента крайне важна. То есть вот не просто – «вы пришли, и мы вам дадим преференции». Этого уже мало, для того чтобы быть успешным регионом в этой конкурентной борьбе. Далее звучал такой вопрос: «От кого вы получали критически важную для вас информацию для реализации ваших инвестиций?» Около 70% респондентов ответили, что в основном они в первую очередь – я подчеркиваю – в первую очередь идут к региону, к власти. В меньшей степени они общаются с какими-то другими бизнес-организациями. В меньшей степени они общаются с консультантами, что не типично для Америки и Европы. Там все-таки как-то к регионам идут в первую очередь в меньшей степени. Ну, а Россия имеет свою специфику. И, в общем-то, люди понимают, что, заходя в регион, нужно в первую очередь пойти к губернатору, к региональной власти. И тут есть очень важный момент. Во-первых, нужно это осознавать и понимать, что инвестор ожидает качественной, транспарентной информации от региональных властей о своем регионе. И если этой качественной информации не будет, то свято место пусто не бывает. Возникает информационный вакуум, и тогда, возможно, получение информации о регионе из уст компаний, которые, в общем-то, уже пришли в регион, или из средств западной массовой информации: телевидения и так далее. И Александр Николаевич отметил тот факт, что существует разница восприятия России между инвесторами, которые уже здесь и которые думают прийти сюда, потому что те, которые уже здесь, Россию видят уже вблизи. Они знают плюсы-минусы, они знают что и как. Они понимают, кто лучше, кто хуже, в принципе, понимают правила игры. В то время как инвесторы, которые читают о России, о регионах по прессе западных СМИ, я скажу честно, я сам семь лет провел за границей, проведя шесть месяцев вдали от России мне, который отсюда, было страшно сюда ехать. Поэтому тут надо понимать, что есть СМИ. Ну, не войны, скажем так, а некая конфронтация. Есть геополитические вопросы. Поэтому создавать о себе имидж нужно самим. И в этом плане вот этот информационный вакуум должен быть нивелирован. И об этом региональные власти должны помнить: о создании веб-сайтов, Интернет-страниц. То есть должна быть пропаганда, если хотите, своего региона. Я уже сказал, что 70% идут к губернаторам, к региональным властям, но не 100%. Поэтому может быть, очень важно задуматься над тем, чтобы работать с консультантами, создавать площадки для уже существующих инвесторов. Создавать такую обширную сеть агентов влияния, если хотите, которая давала бы пропаганду, в хорошем смысле слова, правильную пропаганду о регионе тем инвесторам, которые хотят идти в регион. Следующий один из интересных слайдов. Задавался такой вопрос: «Доверие бизнеса к региону». Здесь был ряд интересных моментов. Очевидно, что вообще по жизни невозможно произвести второй раз первое впечатление о себе. И это очень важно с точки зрения привлечения инвесторов. То есть наибольшее количество неудачных историй инвестиций, несостоявшихся инвестиций было на начальных фазах: на начале исследования, сборе информации о регионе, на стадии диалога с губернаторами. Поэтому важно вот именно формировать имидж инвесторов о себе, и важно доверие. Мы видим, что, чем дальше инвестор заходит в процесс инвестирования, тем повышается и степень доверия к региону. Это хорошо видно на этом графике. И мы видим, что из историй, которые мы опросили, неудавшиеся инвестиции как раз не удались на начальных этапах размышлений о начальных этапах инвестиционного цикла. Пожалуй, это такой ключевой месседж из вот этого графика. Хотя, наверное, все-таки еще один месседж можно сделать на полях. Как вы видите, уровень доверия к региональной власти меняется от начала к концу. Но в целом редко достигал высокого уровня доверия к региону. Такая общая ремарка, по-моему, актуальна. Я буду, наверное, неоригинальным, если скажу, что коррупция – бич многих стран, в том числе и России. По Transparency International в 2012 году Россия занимала 133-е место из 176 стран. Опять-таки Doing Business In Russia – по индексу мы занимали 123-е место в 2011 году, 112-е – в 2012 году. В задачу президент поставил 20-е место к 2018 году. Но здесь борьбу с коррупцией в задачу можно ставить, вопрос в том, как это реализовать. И коррупция здесь играет ключевую роль. Восприятие клиентов, восприятие инвесторов, если хотите. Тоже наше исследование показало, что каждое седьмое предприятие, в среднем, не имеет место из-за коррупции. Он просто не совершается. А если учитывать масштабы – это миллиарды долларов не приходят именно из-за того, что имеет место коррупция. На вопрос: «Как она влияет на инвесторов? Как они вообще столкнулись с этим, на каких фазах?» Опять-таки вопрос был в том, что в большинстве случаев сталкиваются уже на начальных этапах с какими-то коррумпированными намеками и пониманием, что ситуация не так проста – это первое. Второе – чем больше инвестиций идет в регион и чем меньше контроля над ними со стороны региональных властей, тем больше опять-таки степень влияния коррупции на то, что инвестора это отпугивает. Ну а, в принципе, вопрос мы поставили так: «Как вы считаете, уважаемые инвесторы, чьи интересы учитываются в первую очередь при реализации вашего инвестиционного проекта?» И вот мы видим такой довольно-таки обширный кластер «А», где видим, что инвесторы чувствуют, что когда они приходят в регион, ряд лиц хотят именно иметь какую-то выгоду лично для себя либо для своих приближенных. Кластер «А» об этом говорит. Это, в общем-то, такой плохой кластер, скажем так. Кластер «В» говорит о том, что много инвесторов почувствовали, что, приходя в регион, может быть, не в чистом виде сталкиваются с коррупцией, но они сталкиваются с тем, что их воспринимают – то, что я называл раньше, сравнивая с дойной коровой или с денежным мешком: «Вот вы к нам пришли, вы от нас чего-то хотите. Будьте любезны, постройте школу, будьте любезны, постройте детский сад, постройте коровник, постройте клуб», и так далее. То есть социальная ответственность – это правильно, но она должна быть в большей степени добровольной, чем добровольно-принудительной. То есть все должно быть по бизнесу. И повторю то, что я говорил выше, что не инвесторам нужны регионы, а, как правило, регионам нужны инвесторы. Мы живем в условиях жесткой конкурентной среды. И нужно постоянно об этом помнить. Кластер «Б» тоже весьма широко представлен на этом слайде. Это позитивный слайд, позитивный кластер. Он говорит о том, что все-таки многие инвесторы чувствовали, что, приходя в регион, они видят осознание того, что губернатор и регионы понимают, что инвесторы пришли за тем, чтобы здесь делать бизнес. И прежде всего инвесторы будут действовать в своих интересах и не чьих других. То есть это такой прагматичный, здравый подход. Как мы расставили приоритеты в качестве выводов? Еще раз, привлекательность инвестиционного климата – это есть некая формула: форма плюс содержание. Форма – то, что мы говорили: нормативно-правовая база, наличие институтов, наличие инфраструктуры для осуществления инвестиций – это очень важный ответ на вопрос: «Что есть предложить инвесторам?» Но не менее важным является вопрос: «Как это осуществляется?» И здесь крайне важен человеческий фактор, крайне важна по сути, а не на бумаге борьба с бюрократическими препонами, борьба с все той же пресловутой коррупцией и понимание, что у региона есть желание непрерывно участвовать в совершенствовании процесса привлечения инвесторов. По итогам нашего исследования мы вспомнили, что можно, наверное, представить все регионы в четырех кластерах – это четыре архетипа. Первый архетип – это регионы «вчерашнего дня». Их было порядка 35%. Мы здесь анализировали и количественные характеристики, параметры скажем так, индикаторы и качественные. С одной стороны, это регионы, которым не удается привлечь в свой регион больше 10 000 000 долларов в год. Регионы, которые не показывают позитивную динамику, у которых нет ярко выраженных формы и содержания. Второй регион, третий кластер – это «сегодняшний день с наименьшей привлекательностью». Сюда можно отнести регионы, которым удается привлекать от 10 до 50 миллионов долларов инвестиций в регион в год, у которых, тем не менее, нет позитивной динамики, в них наблюдается такая константа. И есть формы, институты, инфраструктура, много формализма, много бюрократии и много делается, скажем так, «для галочки». Особенно учитывая, что сегодня огромное внимание федеральная власть уделяет инвестиционному климату. Вот сидят в этом зале представители АСИ. Они проделали огромную работу по созданию регионального стандарта. То есть есть давление сверху вниз на то, чтобы была форма. И вот у регионов как раз третьего кластера с формой вроде бы все хорошо, но недостаточно содержания, много формализма. Регионы второго уровня – это регионы «сегодняшнего дня с повышенной привлекательностью». У них как раз есть превалирование содержания над формой. У них есть заряд на результат у губернатора, есть правильная команда у губернатора, есть правильная вертикаль общения сверху вниз, чтобы вот тот дух привлечения инвестиций был не только на уровне губернатора, а на уровне муниципалитетов, районов. То есть с содержанием дело обстоит хорошо. По количеству и параметрам это регионы, как правило, привлекающие больше 100 000 000 долларов в год в свой регион. Но опять-таки регионы, в которых, может быть, не все до конца отработано, с точки зрения инфраструктур, то есть нет до конца институтов. И мы их отнесли в этот кластер, скажем так. И, наконец, регионы №1 – правый сверху угол. К сожалению, по-хорошему, все-таки, конечно, это цифры-суждения, что называется. Но мы сочли, что около 5% туда можно отнести, потому что это не только свыше 100 000 000 долларов. Ну скажем, Москва точно больше 100 000 000 долларов вовлекает. Но тут еще важна и динамика. Москва, скажу сразу, у нас не в первом кластере. Важна динамика и важно все-таки наличие стратегии, наличие формы и содержания, низкий уровень коррупции, желательно нулевой, и так далее. В этом кластере мы видим пока только до 5% регионов. Это, скажем так, национальные чемпионы, лидеры. Это регионы, которые могут, на наш взгляд, выражаясь спортивным языком, соревноваться на международной арене. И задачи должны быть следующие: четвертые регионы должны стараться как можно быстрее вложиться в человеческий фактор и стать кластером «2»; регионы третьего кластера должны преодолеть бюрократические препоны и постараться стать кластером «1»; регионы кластера «2» должны учитывать, что у них есть содержание, они должны поработать над формой с тем, чтобы инвесторы чувствовали себя комфортно. Если губернатор и команда сменится, а в этой жизни все меняется, что есть правовые нормы, есть рамочные какие-то вещи, институты, которые позволят новому человеку, новой команде продолжить вот такую же политику. Ну, и регионам первого кластера нужно просто помнить, что фактор того, что ты сегодня бежишь быстрее, чем другие, не значит, что ты и завтра будешь бежать быстрее, чем другие. То есть perpetuum mobile никто не отменял, нужно об этом помнить. Последний слайд – наши рекомендации. Региональным властям мы рекомендовали бы совместно – ключевое слово «совместно» – с инвесторами проанализировать себя, посмотреть критически в зеркало и отнести себя к какому-то одному из четырех архетипов. Соответствующим образом выстроить приоритеты, исходя из этого. Ни в коем разе не забывать, что инвесторы – это клиенты, а клиенты, как правило, всегда нужны продавцу больше, чем продавец клиентам. Такова жизнь сегодня. Ну и последнее – да, есть конкурентная среда. Но в целом нужно понимать, что зачастую интересы регионов, особенно соседей, совпадают. И здесь конкуренция должна быть разумная, потому что, во-первых, в конце концов, все инвесторы в первую очередь идут в Россию, а потом – в регионы. Второй момент – инвесторы заинтересованы в грамотной инфраструктуре межрегиональной, если хотите. Потому что в одном месте он производит сельхозпродукцию, в другом месте через другой регион ее перевозит, в третьем месте занимается ее сбытом. Поэтому здесь такой кластер регионов очень важен. Федеральным органам наша рекомендация – координировать усилия регионов. Может быть, даже стоит задуматься о создании федерального агентства по инвестициям, почему бы нет. Четко отслеживать реализацию выполнения этого регионального стандарта, о котором я упоминал сегодня. Ну и, в принципе, инвестировать в России в целом на самом высоком уровне. Спасибо за внимание.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо, Олег Николаевич. У меня такой вопрос: как смотрится Свердловская область?

ГОЩАНСКИЙ О.Н.:
– Ну, откровенно скажу, что мы избегаем каких-то упоминаний каждой области. В целом находится очень хорошо, достойно смотрится.

ШОХИН А.Н.:
– Не надо подробностей, потому что я хотел дать слово Алексею Орлову, заместителю председателя Правительства Свердловской области.

ГОЩАНСКИЙ О.Н.:
– Не ниже второго кластера.

ОРЛОВ А.В.:
– Спасибо большое, Александр Николаевич. Хотелось бы, конечно, услышать по вашей оценке, на каком месте находится наш регион, потому что я в своей презентации буду приводить оценки других рейтингов и агентств. И я бы хотел рассказать о нашем регионе, учитывая, что в зале присутствует много гостей. Кто-то впервые приехал в нашу Свердловскую область. Поэтому благодарю, конечно, за возможность выступить сегодня перед вами и представить наш регион как серьезный, сильный, перспективный регион, в отличие от других регионов Российской Федерации. Мы его так позиционируем. В Свердловской области сосредоточены: мощный промышленный комплекс, богатые природные ресурсы, солидный научный, культурный и человеческий потенциал.

_________________________________________________________________

00012

ОРЛОВ А.В.:
– На территории 195 000 км² проживает более 4 миллионов человек. Свердловская область входит в Уральский федеральный округ, является его столицей и административным центром федерального округа. И особенностью области и нашим таким серьезным конкурентным преимуществом является достаточно выгодное экономико-географическое положение. Это центр Евразийского континента, пересечение важнейших транспортных артерий Европы и Азии. И когда мы проводим презентации на выездах или еще где-то, я всегда говорю, что хорошим знаком является скрепление рукопожатием каких-то достигнутых договоренностей, стоя одной ногой в Европе, а одной ногой в Азии. И такая уникальная точка находится непосредственно недалеко от Екатеринбурга. Что касается показателей, то на протяжении многих лет наш регион демонстрирует уверенный и стабильный экономический рост. В 2011 году Forbes определил нас на 2-е место среди наиболее инвестиционно привлекательных регионов Российской Федерации, а в ноябре прошлого года Екатеринбург выбран авторитетным агентством РБК в качестве лучшего российского региона по привлекательности для ведения бизнеса. При составлении этого рейтинга применялась методика, аналогичная методике Всемирного банка для расчета индекса развития человеческого потенциала. При определении места Екатеринбурга эксперты учитывали шесть ключевых параметров: объем рынка, городские финансы, строительный рынок, торговля, достаток жителей и вопросы безопасности. По сочетанию всех этих показателей Екатеринбург опередил все российские города. Кстати, по версии Макензи, в список крупнейших мировых городских центров СИТИ-600 в 2025 году войдут пять российских городов, одним из которых, мы надеемся, будет Екатеринбург. Одним из привлекательных моментов для международного бизнеса является устойчивое финансовое положение Свердловской области. В конце 2012 года рейтинговое агентство Standard & Poor's в очередной раз подтвердило рейтинг нашего региона и присвоило ему оценку «ВВ+». Таким образом, по нашему мнению и по мнению наших гостей, Свердловская область была и остается неким островком стабильности для инвесторов. Более того, буквально на этой неделе наше областное Законодательное собрание приняло ряд законопроектов, направленных на поддержку инвесторов в Свердловской области, которые предусматривают введение понятия – «приоритетный инвестиционный проект Свердловской области», что, в свою очередь, позволяет нам выделить новую категорию налогоплательщиков для предоставления им в дальнейшем определенных налоговых преференций. Предлагается ввести понятие двух типов: «новое строительство» и «модернизация, реконструкция и техническое перевооружение». На наш взгляд, появление таких законов будет стимулировать инвесторов прийти в наш регион, что позволит привлечь инвестиции на создание новых производств и обновление уже существующих, что, в принципе, сегодня очень актуально для нашего промышленного региона. И хотелось бы обратить ваше внимание, что в новых законопроектах четко выявлены критерии отбора инвестпроектов, которые понятны и необходимы промышленникам. Мы в течение полугода готовили эти законы и более двух месяцев обсуждали их с законодателями и бизнес-сообществом. Поэтому можно говорить о высокой степени их проработки и, конечно же, об их дальнейшей практической реализации. Уровень концентрации промышленного производства в Свердловской области в 4 раза превышает средний российский показатель, что отличает нас от других российских регионов. Наши давние и всемирно известные специализации: черная и цветная металлургия, машиностроение, энергетика. Но мы не останавливаемся на развитии только этих отраслей и делаем акценты на развитии новых производств и направлений: логистика, выпуск фармацевтической продукции, товары медицинского назначения, электронное и оптическое оборудование, развиваем IT-направление и сферу услуг. Я надеюсь, что вы уже успели посмотреть стенды наших екатеринбургских компаний – компании расположены в Свердловской области – и оценить те направления, о которых я говорил, как мы развиваемся. Что касается столицы нашей области – Екатеринбург уже сегодня можно назвать одним из центров международных коммуникаций. По количеству дипломатических миссий Екатеринбург занимает 3-е место в России после Москвы и Санкт-Петербурга. Мы развиваем внешнеэкономические связи более чем со 130 странами мира. В Екатеринбурге постоянно проходят саммиты и мероприятия на высшем уровне. Например, в 2008 году Екатеринбург стал «малой родиной» БРИК. Впервые в истории собрал глав государств, членов БРИК на своей территории. В 2018 году мы заслужили право проведения групповых матчей Чемпионата мира по футболу. Ну и, конечно, вы заметили, наверное, везде логотипы и ряд мероприятий, которые проводятся и в рамках «ИННОПРОМа». Мы в 2020 году, конечно же, надеемся стать столицей проведения всемирной универсальной выставки «ЭКСПО-2020». Что касается сегодняшнего мероприятия, то оно проходит в рамках Главной промышленной выставки и форума «ИННОПРОМ». Мы его проводим традиционно, ежегодно. С прошлого года выставке присвоен статус «Международная». В этом году это уже Главная федеральная промышленная выставка. И темой «ИННОПРОМ» этого года является тема глобальной промышленности, которая второй день активно обсуждается. И мы ждем по количеству посещений, что это будет более 60 тысяч человек. В рамках форума мы проводим свыше 90 мероприятий деловой программы, в которой участвуют и руководители Российской Федерации, ряда министерств и ведомств, государственные деятели и представители научной бизнес-элиты более чем 40 государств. И общая площадь экспозиции у нас составляет более 50 000 км². Помимо налаженных кооперационных связей Свердловская область обладает развитой инфраструктурой для ведения бизнеса: сервис, финансы, недвижимость, крупнейший после Москвы и Санкт-Петербурга авиахаб, современные логистические торговые центры. Открытость экономики нашего региона для иностранного капитала наглядно продемонстрирована участием зарубежных компаний в крупных инвестиционных проектах, которые реализуются в нашем регионе. Например, успешно реализуются инвестпроекты швейцарской компании Omya, французской Saint-Gobain, американской Boeing, немецкой компании Siemens, итальянской Bucci. В ноябре 2012 года дан старт стратегическому партнерству компании Bayer со Свердловской областью в лице предприятия «Медсинтез», которое входит в Уральский фармацевтический кластер. Итак, что мы сегодня можем предложить нашим партнерам? Это не только, конечно же, развитая международно-деловая инфраструктура и система мер поддержки инвесторов, над которой мы очень серьезно работаем и самостоятельно, и при поддержке Агентства стратегических инициатив, но и конкретные проекты, в которых, мы уверены, что будет выгодно принять участие. Я назову лишь некоторые из них. Первый серьезный и достаточно амбициозный проект – это проект создания особой экономической зоны «Титановая долина», который создан решением правительства Российской Федерации в декабре 2010 года. И целью реализации этого проекта мы видим создание новых высокотехнологических производств аэрокосмической отрасли, приборостроения, металлообработки. Резидентам «Титановой долины» предоставляется готовая инфраструктура, свободный таможенный режим, другие преференции и льготы. Что касается местоположения участка, то оно очень выгодное – находится в непосредственной близости от российско-американского совместного предприятия Ural Boeing Manufacturing и крупнейшего в мире производителя титана – российской корпорации «ВСМПО-Ависма», которая является поставщиком титана для таких гигантов авиастроения, как Aerobus, Boeing, Embraer, General Electric, Rolls Royce, Pratt&Whitney и другие компании. Что касается инвестиционной привлекательности, привлекательности для ведения бизнеса – в этом году мы приступили к работе по созданию на территории нашего региона индустриальных парков. Пока сегодня три основные площадки в городах: Екатеринбург, Новоуральск и Краснотурьинск, по которым в течение ближайших полутора-двух лет предстоит решить очень большой, серьезный вопрос, начиная от формирования земельных участков, и заканчивая вопросами по увеличению средств федерального бюджета, создания инфраструктуры. В целом губернатором Свердловской области поставлена задача – организовать порядка 10 таких площадок в ближайшее время. Поэтому нам еще очень много предстоит сделать в этом направлении. Следующий проект – это уральский фармацевтический кластер, который создан на базе более 30 фармацевтических компаний и учреждений Урала. Цель проекта – организация современных производств лекарств и товаров медицинского назначения для обеспечения потребности российского рынка. В ближайшее время на базе уральского фармкластера в кооперации с немецкими и японскими партнерами – они присутствуют сегодня у нас на «ИННОПРОМе» – мы планируем запустить ряд новых производств современной медицинской техники и оборудования, первого в России производства стеклянной упаковочной тары для нужд фармацевтики. Также, уважаемые господа, хотелось бы обратить ваше внимание на химический технопарк «Тагил», который расположен на производственной площадке крупнейшего российского производителя синтетических смол и пластмасс предприятия «Уралхимпласт». В 2011 году первым иностранным участником проекта стала американская компания SI Group, которая подписала с нами соглашение о создании совместного предприятия по производству синтетических смол. И, конечно же, мы вновь вернулись к теме строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали от Москвы через Казань на Екатеринбург. Конечно же, реализация этого проекта позволит еще в большей степени повысить инвестиционную привлекательность нашего региона. Если все-таки нам будет доверена честь принимать «ЭКСПО-2020», конечно же, реализация этого проекта будет очень своевременной и очень нужной. Подводя итоги своего выступления, хотелось бы сказать, что Свердловская область, наверное, не только по мнению ведущих рейтинговых агентств, является одним из локомотивов экономического промышленного развития России. Мы абсолютно открыты для инвесторов. Мы ведем прямой диалог. И вот как раз то, о чем говорил Олег Николаевич, что присутствует всего лишь 70% общения с губернатором при проведении социологических исследований. Наверное, роль губернатора региона и правительства наших регионов очень существенна. Приведу лишь небольшой пример. Буквально в феврале состоялась деловая миссия официальной делегации Свердловской области в Японию. И вот буквально в течение полугода мы видим сегодня уже собранный первый станок OKUMA и Pumori. Он представлен у нас на стенде. И буквально два дня назад мы открыли совместное российско-японское предприятие, первое предприятие в Российской Федерации в области черной металлургии совместно с компанией «Mishima-Машпром». Поэтому мы открыты, мы открыты для инвесторов. Мы пытаемся создать все необходимые условия, для того чтобы инвесторам было интересно, выгодно и комфортно работать в нашем регионе. Спасибо большое.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо, Алексей Владимирович. Действительно, когда мне сегодня губернатор Евгений Куйвашев сказал, что в феврале была миссия, а сейчас уже можно посмотреть здесь на «ИННОПРОМе» первый собранный станок, я пошел и убедился так это или не так. Убедился, что так, и более того, стоит следующая модель более сложного станка, который уже в этом году может собираться в России. Ну я хотел бы все-таки, чтобы не только у нас присутствовали консультанты и представители власти, но и бизнеса. Иностранный инвестор у нас есть – это Дитрих Меллер. Доктор Меллер является президентом компании Siemens в России и СНГ. Имеет богатый опыт работы в российских регионах. И я хотел, чтобы он тоже рассказал, что привлекает, в частности, в Свердловской области компанию Siemens?

МЕЛЛЕР ДИТРИХ:
– Спасибо, господин Шохин. Уважаемые дамы и господа, перед тем, как я вам расскажу, как Siemens инвестирует в России, в регионе, тут на Урале, позволю себе маленькое замечание господину Орлову. Вы показали главные направления и проекты, в том числе и высокоскоростную трассу. Там была фотография немножко неправильная. В следующий раз надо поставить «Сапсаны» Siemens. Я хотел немножко менее теоретически и более прагматически просто рассказать. Siemens инвестирует в России в последние годы довольно крупные суммы – 1 000 000 000 евро. Создано порядка восьми производств в России в разных формах, в формах собственных активов. Мы купили лизинговую компанию. Мы создаем научно-исследовательские центры. Ведется интенсивная работа. И когда мы довольно часто обсуждаем и рассуждаем о том, какой инвестиционный климат мы инвестируем. И если рассматривать последние годы, то инвестиционный климат действительно улучшился. Давайте начнем с кризиса 1998 года. 15 лет тому назад инвестиций вообще не было, ушли инвесторы, и ситуация была крайне неприятная. В 2003 году, 10 лет назад, Siemens постарался купить «Силовые машины». Это вызвало определенный скандал. И впоследствии был создан и принят закон «Об иностранных инвестициях». Сегодня мы организовали на базе «Силовых машин» новое большое предприятие «Сименс технологии газовых турбин». Этот вопрос решен. И примерно пять лет назад мы начали интенсивную программу по инвестициям. Если говорить о том, что это новые инвестиции, то это будет не совсем правильно, потому что Siemens работает в России более 160 лет. И в конце XIX века бизнеса Siemens в России было больше, чем, например, в то время в Германии. Последние пять лет мы восстанавливаем то, что национализировали в 1916 году. Мы ощущаем, что отношение к бизнесу, к иностранным инвесторам улучшается, в том числе в регионах. Работают определенные механизмы, и вся экономика нацелена на модернизацию. И вот на слайде показаны те объекты, где мы инвестируем сегодня в наш бизнес. Есть стимуляция импортозамещающего производства. Есть довольно успешный диалог с российскими властями. Определенную роль играют дорожные карты. И мы ощущаем конкуренцию регионов. Если речь идет об инвестициях, то буквально с каждым губернатором мы обсуждаем: может ли инвестировать Siemens в этом регионе или нет. Вместе с тем, конечно, еще есть некоторые пункты, которые требуют улучшения. Первым я бы назвал административные барьеры. Второе – совершенствование законодательства, в том числе и налогового. Есть в мире другие регионы, где инвестиции стимулируют больше, чем в России. Вчера на встрече с премьер-министром я назвал один пример, когда импорт готовых газовых турбин не облагается таможенной пошлиной, а импорт комплектующих облагается на таможне 15-20% пошлины. То есть налогообложение комплектующих деталей тормозит развитие регионального аграрного производства в России. Третье – это совершенствование судебной системы. И, я думаю, что есть и другие факторы. В последнее время не так просто найти правильный персонал, причем на всех уровнях – это и рабочие, и инженеры, и менеджеры. Довольно непростая ситуация с поставщиками. На Западе уровень добавленной стоимости довольно низкий, большой процент аутсорсинга. Вызывает определенные проблемы логистика. Ну и надо сказать о том, что в последнее время зарплаты в России растут довольно динамично. И иногда есть ощущение, что в последние годы зарплаты растут быстрее, чем производительность экономики. И это, конечно, хорошо в социальном направлении. У Siemens накоплен довольно большой опыт. И я вам хотел просто показать примеры последних трех лет, где мы вкладывали в «Сименс Электропривод» под Санкт-Петербургом. Это один из центров и там довольно привлекательные условия. Второй пример: в Свердловской области Siemens создал совместное предприятие с группой «Синара» – это «Уральские локомотивы». У нас действительно есть большая поддержка администрации области. И я могу сказать, что в регионе существуют довольно благоприятные условия. У нас «Сименс технологии газовых турбин» – это новое совместное предприятие Siemens с «Силовыми машинами». Ну и Воронеж – это тоже регион, где инвестирует Siemens. Там мы открыли завод для высоковольтного оборудования. И там образовался целый кластер производства для российских сетей, в том числе и трансформаторный завод, и завод по производству (...)(21:28). Мы открыли научно-исследовательский центр в Сколково. И существуют инжиниринговые центры, центры НИОКР, в том числе инжиниринговые центры для металлургии в Екатеринбурге. В Перми открыли производство мегаваттных компрессоров. И, в конечном итоге, мы приняли на базе благоприятных условий в Свердловской области решение о расширении производства на базе «Уральских локомотивов». На территории этого завода строится второй большой новый завод для производства электричек «Ласточек», которые будут обслуживать Олимпийские игры в Сочи. И до 2017 года у нас есть договоренность с «РЖД» довести локализацию этих поездов на базе «Уральских локомотивов» до уровня 80%. Так что, если работаешь в России, то надо быть оптимистом. Но если рассматривать это в историческом разрезе, то надо сказать, что условия существенно улучшились. И я очень надеюсь, что за ближайшие пять лет, до Чемпионата мира по футболу в 2018 году, появятся изменения в административных барьерах и законодательстве. Мы в этом довольно интенсивно участвуем в рамках диалогов с регионами, с губернаторами, с федеральными властями. Мы, как российский Siemens, конечно, поддерживаем кандидатуру Екатеринбурга на «ЭКСПО-2020» не только потому, что это большое событие, но и потому, что оно связано с большими инвестициями в инфраструктуру. И Siemens сегодня – это инфраструктурная компания. И, наверное, если Екатеринбург выиграет, то Siemens будет участвовать в этих инфраструктурных проектах. Спасибо.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо. Ну, я думаю, что компания Siemens – одна из немногих компаний, которая может сравнить инвестиционный климат в России до 1917 года прошлого века и в XXI веке. А учитывая то, что перед Чемпионатом мира у нас будет 100-летие Октябрьского переворота, то как раз мы вам даем задание – оценить. Кстати, я бы хотел сказать, что есть такая структура – Круглый стол промышленников России и ЕС. И его с российской стороны возглавляет Анатолий Чубайс, а с европейской стороны – Петер Лешер, Chief Executive Officer глобального Siemens. Так что спасибо и за этот вклад в улучшение имиджа России как страны, привлекающей инвестиции, партнера Европейского Союза и так далее. Уважаемые коллеги, у нас тут десант – «Агентство стратегических инициатив». Я хотел бы напомнить присутствующим, что у АСИ есть «Стандарт деятельности органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации по обеспечению благоприятного инвестиционного климата в регионе». И он внедряется во многих регионах. И вот хотелось бы, с одной стороны, задать вопрос генеральному директору АСИ Андрею Никитину и Александру Пироженко – директору по развитию приоритетных программ: насколько стандарт способствует реальному улучшению инвестиционного климата? Или то, что было в презентации, скорее, как сегодняшний день, когда форма есть, а к ней еще нужно добавить содержание – это одна часть вопроса. А вторая – с вашей точки зрения, вот в исследования подобного типа, которые провела компания KPMG вместе с РСПП, что нужно добавить, чтобы учесть, в том числе, и возможности внедрения вот этого инвестиционного стандарта в регионах и его максимальное использование, как инструмента улучшения инвестиционного климата. Андрей Сергеевич, пожалуйста.

НИКИТИН А.С.:
– Спасибо большое. Коллеги, доброе утро. Я хотел бы начать с того, чтобы подтвердить высокий статус Свердловской области как инвестиционно привлекательного региона. Это и по нашим данным и по данным тех предпринимателей, которых мы спрашиваем. Гораздо хуже бывает ситуация, когда в силу каких-то логистических, ресурсных или иных причин, бизнес вынужден приходить в определенный регион, а губернатору, в общем-то, это все равно. Вот такие примеры, к сожалению, есть, когда этот бизнес рассматривается как дойная корова. Такое мы тоже чувствуем и тоже с этим сталкиваемся. Что важно, на мой взгляд? Я бы так расширенно начал отвечать на вопрос Александра Николаевича. Важно в первую очередь не забывать о том, что регион – это не только экономический субъект, но это еще и социальный субъект. И как ни странно, первое, на мой взгляд, на что должен ответить регион сам себе – первый вопрос: «А зачем вообще нам нужны инвесторы?» Взять и честно себе ответить: «Что мы хотим от них получить?», и попытаться объяснить это своим гражданам в терминах рабочих инвесторов, в терминах налоговых поступлений, на которых потом будут построены какие-то социальные объекты. Может быть, в терминах заказа системы образования и так далее. Вот чего сейчас действительно не хватает, на мой взгляд, в тех презентациях, которые делают регионы, и в тех исследованиях: ради чего – извините за вопрос – вот, сколько прибавится рабочих мест, сколько прибавится налогов в результате реализации стратегии региона по привлечению инвесторов? Я считаю, что все это, конечно, можно увязывать с майскими указами президента. И нужно четко понимать, какое место сейчас регион занимает в экономической и социальной системе страны, и какое он хочет занять по итогу реализации своей стратегии привлечения инвестиций. Второй момент, о котором я бы хотел сказать, как-то года два назад один губернатор мне сказал такую вещь: «Да мне абсолютно все равно, какой инвестор ко мне придет. Моя задача его заманить, заставить его начать с нуля. И потом он уже никогда никуда не денется с моей территории». Мне представляется эта стратегия тоже не очень верной. Поэтому второй вопрос для региона: «А какие инвесторы нужны, и как эти инвесторы, которые приходят в регион, какую синергию они обеспечивают: либо с существующей индустриальной базой, либо с существующей цепочкой спросов, либо, может быть, с существующей системой образования синергия возникает?» Но тем не менее регионы, которые четко понимают, какого рода инвесторов они привлекают, всегда добиваются большего успеха. И как раз Свердловская область тоже может считаться одним из таких регионов, потому что здесь явно есть стратегия привлечения инвесторов от системы образования до индустриальной базы, которая исходно существует. И, наконец, третий и самый главный вопрос: что регион может предложить инвестору? Так как сейчас эта система выстраивается, то здесь, на мой взгляд, существуют два рода предложений.

_________________________________________________________________

00013

НИКИТИН А.С.:
– Первое – это предложение уникальное, это то, что регион может дать за счет своей системы образования, за счет своей логистики, за счет своей обеспеченности инфраструктуры, энергоэффективности, может быть, энергоизбыточности, за счет своих каких-то уникальных, может быть, даже культурно-исторических моментов, а второе – это то, что должно быть везде. То есть это вот как раз наш стандарт. Мы его никоим образом не абсолютизируем и считаем, что стандарт инвестпривлекательности региона так называемый – это 15 лучших практик, которые реально в регионах работают, и это самая минимальная граница, которая должна быть. То есть просто внедряя стандарт, мы ставим себе задачу просто поднять нижнюю планку, это никак не отменяет обязанность и необходимость у регионов составить свое уникальное предложение для инвесторов. Стандарт – это только минимум, сам по себе он не является решением. Это, как сказать, как руки мыть перед едой, то есть мы считаем, что это просто должно быть, и все, а дальше уже там надо подумать о другом.

ШОХИН А.Н.:
– К инвестору с чистыми руками и с чистой совестью.

НИКИТИН А.С.:
– Да-да-да, абсолютно точно. И сегодня у нас стандарт стал в какой-то степени обязателен для регионов, по крайней мере, отдельные положения стандарта попали в критерий оценки губернаторов, попали в те KPI, по которым оценивается регион федеральной властью, и мы видим ситуацию: у нас сегодня июль – где-то порядка 50 регионов начали стандарт активно внедрять. Это включая те пилотные, которые мы внедряли в прошлом году и уже практически внедрили все, да. По нашим оценкам, примерно половина, но половина его внедряет, вторая половина создает некую дымовую завесу как раз таки формального исполнения документа по требованию. Но тут есть очень важная особенность, которая позволяет мне надеяться, что стандарт инвестпривлекательности региона все-таки не превратится в такого очередного бумажного тигра. Особенность там следующая, что ни Агентство стратегических инициатив, ни субъект Федерации не имеет право оценить степень исполнения стандарта. Единственной оценкой, которая принимается в зачет, является голосование бизнес-сообщества о действительном наличии той услуги, которая есть в регионе. Это на первом этапе с нашими пилотными регионами приводило к забавным моментам, когда даже иногда регион был твердо уверен, что у него такая услуга существует и функция исполняется, а бизнес говорил: «Нет, у вас этого нет», и мы очень благодарны нашим коллегам из пилотных регионов, что никто не обижался, а люди просто говорили «о'кей», делали еще раз, и, в общем-то, у всех в итоге получалось. То есть я надеюсь, что все-таки в массе своей в этом году стандарт в регионах будет внедрен, я надеюсь, что он внедрен будет не по оценке АСИ, не по оценке региона, а по оценке бизнеса, который в регионе присутствует. И вот, может быть, подробней тогда, Саш, можно попросить вас выступить тогда по стандарту?

ШОХИН А.Н.:
– Александр Пироженко. Пожалуйста, только с учетом ограничений по времени. Слайды будете показывать?

ПИРОЖЕНКО А.А.:
– Нет.

ШОХИН А.Н.:
– Хорошо.

ПИРОЖЕНКО А.А.:
– Здесь просто технические проблемы.

НИКИТИН А.С.:
– Саш, выходи на трибуну.

ШОХИН А.Н.:
– Кнопочку не нажали? Тогда с трибунки.

ПИРОЖЕНКО А.А.:
– Пока там технические службы с микрофоном разберутся, я хотел просто сказать, что вот очень хороший был слайд у Олега по группе регионов, и, собственно, наверное, стандарт, о котором сейчас Андрей Сергеевич говорил, он… Значит, вот этот вот слайд, где были показаны группы регионов, и вот стандарт, о котором Андрей Сергеевич говорил, он направлен прежде всего на то, чтобы способствовать переходу из второй группы. То есть те регионы, которые уже осознали, что они готовы привлекать инвесторов, хотели бы это делать, и что-то уже начали делать, к переходу к первой группе. Вот 30% регионов – это ключевая наша аудитория стандарта, с которой мы действительно рассчитываем достигнуть серьезных результатов. Очень важно тоже с точки зрения исследования, что 70% инвесторов в нашей стране иностранных в нашей стране ориентируются на то, что скажет региональная власть. Для меня это было открытием, но на уровне ощущений у нас тоже такое же было представление, и стандарт был, собственно, направлен на то, чтобы в каком-то смысле изменить подход региональных властей к инвесторам, развернуть их лицом к инвесторам и к инвестициям и, собственно, дать те необходимые компетенции, которые инвесторы привыкли получать и ожидают от соответствующих властей в любой стране мира. И это радует, что у нас есть регионы, которые уже соответствуют этим требованиям и уже получают результаты, и население этих регионов получает эти результаты в виде опять же тех же рабочих мест, улучшения инфраструктуры и так далее. И следующий шаг, который мы уже в этом году делаем, это углубление работы с регионами. Мы запускаем проект «Школа стандарта», где, собственно, будем совместно с региональными властями наполнять эту работу соответствующими компетенциями – теми, о которых, собственно, сегодня очень много говорится. Дальше – мы тоже об этом говорили, это следующий шаг – это создание все-таки структуры, которая на федеральном уровне будет, то, о чем тоже в исследовании говорилось, координировать эту работу и помогать регионам в этой непростой задаче, в привлечении инвестиций. Мы уверены в том, что вот эта совместная работа основана на вовлечении инвесторов и региональных властей в этот процесс. У нас в Псковской области, кстати говоря, рабочую группу, экспертную группу по стандарту возглавляет финский гражданин, представитель австрийской компании. То есть мы тоже включаем и приглашаем иностранных инвесторов к этой работе, то есть где напрямую можно задать вопрос региональным властям, получить ответы и, главное, поучаствовать в работе по улучшению инвестиционного климата. Опять же, вот в исследовании говорилось про стратегии. Пункт №1 инвестиционного стандарта – это наличие внятной, четкой стратегии региона с назначенными приоритетами по привлечению инвестиций. Без таких шагов, к которым мы, ну, как, наверное, в России принято, привыкли относиться так: в общем, мы стратегию напишем, положим на стол и будем дальше заниматься своими делами. Оказывается, нет, нужно не просто стратегию написать, но ее реализовать и реализовывать, и корректировать по мере необходимости – это, собственно, вытекает из нашего стандарта. Поэтому работа ведется, и есть уже первые результаты, и следующим шагом, Александр Николаевич, мне кажется, нужно исследовать уже более детально, а какие компетенции нужны на региональном уровне с точки зрения иностранных инвесторов, с тем, чтобы еще больше сфокусировать и дать, собственно, задачу для региональных властей, и мы тоже готовы в этой работе принять участие.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо, Александр Александрович. Олег Николаевич, запомнили? Уважаемые коллеги, вот и в исследованиях «KPMG», и вообще в последние годы во всех дискуссиях и официальных сообщениях по поводу климата инвестиционного в регионах всегда присутствуют три «например», и этим первым «например» всегда является Калужская область. Еще там приводят Татарстан, в последнее время Ульяновскую область, я не буду Свердловскую область упоминать, но с Калужской области как бы все начиналось, и у меня вот такой вопрос к Руслану Анатольевичу: как все-таки вы оцениваете? Вот вы были, как говорится, первопроходцами и сделали из области, региона, который не обладает, так сказать, природными ресурсами. Углеводородов пока еще не нашли там, может, сланцевый газ найдут когда-то. Вот вы не боитесь того, что вы отработали технологию привлечения инвестиций в регионах, а другие регионы спишут слова, так сказать, и свое основание сделают преимуществом, рванут сразу быстро и перетянут инвесторов к себе? Я бы хотел бы Руслану Заливацкому, заместителю губернатора Калужской области, дать слово, и не столько рассказать о том, что делается – уже много сказано про Калужскую область – а вот оценить как-то текущую ситуацию, как региону, где уже достигнут определенный высокий уровень, как ему двигаться дальше, чтобы отрыв, как говорится, от регионов-конкурентов сохранялся.

ЗАЛИВАЦКИЙ Р.А.:
– Добрый день, коллеги! Сланец еще, сланцевый газ не нашли, у людей сланцев уже полно в связи с погодой очень теплой. Я хочу вам что сказать? Мы с самого начала следим за исследованиями, которые проводят «KPMG» вместе с РСПП. Нам было очень важно узнать всегда, какой там вот кружочек на всех этих графиках – это Калужская область, потому что не сразу результаты раскрывались. Потом нам показали наше место, дальше нам стало очень интересно узнать, а кто рядом. Приходится только по наитию ориентироваться, но в общем это создает определенную интригу, надо сказать. Что я хочу сказать про стандарт? Стандарт инвестпривлекательности – это действительно важно. На сегодняшний день мы являемся действительно регионом, который был пилотным регионом по апробации этого стандарта. Не секрет, что опыт Калужской области наряду с опытом Татарстана и других успешных регионов был положен в основу создания этого стандарта, и тем интереснее было вот то, про что Андрей рассказал – получить однажды на выходе мнение предпринимателей, что у нас не все так хорошо на самом деле, как мы это считаем. Бизнес нам ставил двойки по некоторым направлениям, мы исправлялись, надеюсь, что исправились, но это процесс такой, который постоянно будет происходить. Мы все время будем что-то делать такое, где бизнес будет нас корректировать. Бизнес действительно не верит во многом сегодня, что на него власть не смотрит как на дойную корову, то, о чем было сказано. У меня вчера, вот яркий пример, разговор состоялся с представителем одной очень крупной иностранной компании, Первое, что меня спросили – может ли мне позвонить президент, говорю ли я по-английски, но это ладно, я сказал: «Конечно, звоните, не вопрос». Но дальше вопрос был следующий: «А на каких условиях наша компания может прийти в ваш регион?» Вопрос, надо честно сказать, в тупик поставил нас, потому что все наоборот немножко уже работает. Я им говорю: «Заполняйте заявку, я вам сейчас бланк пришлю. Там надо просто сказать, где вы хотели бы расположиться, и какие вам нужны коммуникации, в каком графике роста».

ШОХИН А.Н.:
– Руслан Анатольевич, а они, наверное, ждали, что вы ответите: «Приезжайте, договоримся».

ЗАЛИВАЦКИЙ Р.А.:
–Да нет… На это они сказали: «Давайте, может, совещание проведем?» Я говорю: «Ну, мы же вроде уже встречались один раз, мы договорились. Давайте уже не будем совещаться, давайте работать начнем. Присылайте ваши параметры, мы вам подберем участок и в течение недели пришлем предложение». То есть это вызывает удивление у бизнеса, причем даже у иностранного. Что еще я хочу сказать? По поводу коррупции. Я, может быть, рискую быть там непонятым или критикуемым, но я хочу сказать следующее: на коррупцию очень удобно списывать собственные неудачи и последствия неправильно принятых решений. Я о простом опыте расскажу собственном. Однажды я, когда темой этой вплотную занялся воздействия правоохранительных и контролирующих органов на бизнес, точно так же, как мы с инвесторами действуем, которые все знают мобильный телефон губернатора, мой мобильный телефон, я раздал свой мобильник нашим промышленникам, предпринимателям, ну, у всех он есть, и говорю: «Ребята, если вдруг хоть какая-то проблема есть, вам кажется, что на вас давят, не стесняйтесь, звоните. Мы вопрос этот попробуем, по крайней мере, на контроль поставить, чтобы никто ничего лишнего с вас не спросил». Так вот, иностранные инвесторы звонят регулярно, что бы у них ни случилось, они просто звонят для того, чтобы удостовериться, что все в порядке. Наши новые инвесторы, которые пришли в Калужскую область, российские инвесторы, они тоже периодически звонят, но по большей части стараются быть самостоятельными. Недавно мы узнали, что одного такого инвестора пустили по большому кругу согласований в одной очень крупной нашей российской компании по поводу… Ну, не буду говорить, по какому поводу, чтобы не критиковать. Подключились, круг этот срезали в два раза. Но традиционная промышленность, как мы ее называем, вообще ни одного звонка, понимаете, за 2 года не случилось. А не случилось почему? Потому что есть собственные наработанные связи, через которые предприниматели очень любят решать вопросы, причем не всегда вопросы, прямо находящиеся в правовом поле. Соответственно, возникает у них соблазн свои вопросы решать, а проблемы, которые возникают, если вдруг это случается, если кто-то «наехал», выдают это за происки конкурентов, например. То есть вот когда пользуются своими коррупционными связями в отношении кого-то другого – это нормально, а если вдруг на них кто-то пришел надавил, то даже попытка заставить их написать заявление в правоохранительные органы, она очень часто заканчивается тем, что «подождите, ну, чего мы сразу ругаться будем? Давайте мы попробуем сами». Поэтому я ни в коей мере не выступаю за то, чтобы сказать, что нет у нас коррупции – нет, она тем или иным способом проклевывается, особенно вот что касается исполнителей, и причем на очень низовых уровнях. Но брать и верить просто в то, что коррупция является очень важным и значимым фактором при размещении новых инвестиционных проектов, ну, тут бы я веса немножко перераспределил в другую сторону. И в заключение что я хотел бы еще сказать? Совершенствовать законодательство, на мой взгляд, бесполезно, если никто его исполнять не собирается, поэтому, немножко перефразируя булгаковского профессора Преображенского, скажу, что плохой бизнес-климат, он не в клозетах, естественно, не в регионах, а он, скорее всего, все-таки в головах, и для того, чтобы все у нас двигалось, для того, чтобы Россия развивалась успешно, чтобы инвестиции приходили, надо менять отношение тех, кто над этим процессом работает, менять отношение чиновников к бизнесу, отношение бизнеса к чиновникам, потому что античиновничья кампания, она все равно продолжается, и если ты чиновник, то ты сразу жулик, вор и все на свете. Поэтому процесс этот эволюционный, революции тут не устроишь, и поэтому я очень благодарен всем, кто этот процесс динамично толкает – это и Агентство стратегических инициатив, «Деловая Россия», РСПП и все, кто с ними вместе работают. А также особенно я хочу спасибо большое сказать всем коллегам из других регионов, которые своим трудом доказывают, что инвестиционный климат у нас можно сделать очень хорошим. Очень приятно находиться в Свердловской области, когда начинается любой доклад не с того, что вот есть Калужская область, а вот есть Свердловская область, например. За это огромное спасибо. Надеюсь на то, что все у нас получится. Спасибо.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо. Я тоже надеюсь, что все у нас получится. Я еще хотел бы дать слово Андрею Баранникову, генеральному директору коммуникационного агентства «SPN Ogilvy», и задать вопрос: вот что у нас, все-таки плохо с пиаром? Помните, крыса с мышкой спорят, почему мышка положительный герой в сказках, а крыса всегда отрицательный, ну, и ответ – с пиаром плохо у крысы. Или все-таки реально во многих регионах нет реальных улучшений инвестиционного климата, и объективно картинка складывается, что, как говорится, с климатом не все в порядке? Коротко только, Андрей.

БАРАННИКОВ А.П.:
– Александр Николаевич, постараюсь очень коротко. Спасибо за то, что пригласили. Компания «SPN Ogilvy» работает уже 20 лет на российском рынке по информационному сопровождению именно инвестпроектов, мы можем себя считать даже неофициальными чемпионами России как раз в этой области. Насмотрелись мы всякого. При этом у нас есть регионы любимые, есть регионы нелюбимые, и сегодня как раз любимые регионы, они уже звучали здесь неоднократно. Я, если позволите, маленькую баечку по этому поводу расскажу. Не так давно во время Питерского экономического форума как раз проходило награждение премией «Коммерсант года», и там была дискриминация. И вот мы сидели за столом – сидело в общей сложности 10 человек, в основном главные редакторы деловых изданий и ведущие журналисты, – и мы решили делать ставки, кто выиграет в той или иной номинации. И вот когда прозвучало, собственно говоря, какой регион выиграет, наиболее привлекательный для инвесторов, я сходу сказал, не задумываясь ни секунды: «Это Калуга». Меня спросили: «Почему?» – «Да потому, что нигде тебя так не принимают». Причем когда я говорю «принимают», я имею в виду, естественно, не рушники и пирожки, а настолько быстро, кратко…

ЗАЛИВАЦКИЙ Р.А.:
– Пирожки у нас вкусные, кстати.

БАРАННИКОВ А.П.:
– Пирожки отличные, согласен абсолютно, но благодаря этому уже информационное сопровождение таких проектов, как «Magnum», уже сюда и «Mitsubishi», «Continental», надеюсь, в будущем, «НИАР Медик плюс» в будущем, тьфу-тьфу-тьфу, идет удачно и без проблем. Возвращаясь к тому, о чем сегодня говорил Олег Гощанский. У меня очень мало времени, поэтому я постараюсь быть максимально кратким. Если вы обратили внимание, в исследовании была как раз та часть, которая была посвящена репутации России в современном мире. Мы провели в общей сложности 6 дискуссий на эту тему за последнее время и в основном мы пришли к следующим выводам. Первый вывод – это то, что государство делает ставку на крупные инфраструктурные проекты G8, G20, Чемпионат мира по футболу. Очень надеемся на «Экспо-2020», держим кулаки – дай Бог, чтобы все было хорошо, дай Бог, чтобы этот праздник пришел в Екатеринбург. Какие проблемы возникают? Проблемы возникают в том, что на сегодняшний день нет, наверное, единой стратегии, и вот эта проблема центра федерального, она, на мой взгляд, транслируется и в регионы тоже. Потому что я просто сталкивался с теми ситуациями, когда в одном отдельно взятом регионе параллельно шла работа по созданию инвестиционного проекта региона и параллельно же, абсолютно независимо от этого, шла работа по созданию туристического проекта, что, на мой взгляд, абсолютно неправильно. Ну, и заканчивая, уж я прошу прощения, сегодня столько было сказано, наверное, добрых комплиментов в адрес Калужской области. Вы меня, Руслан, простите ради Бога, я в пределах, мы сидели рядом, и я обратил внимание на ваш мобильный телефон. Вот вы не могли бы его продемонстрировать тыльной стороной для публики? Потому что я считаю, что вот это – это лучший брендинг региона, вот то, что они делают. Наверное, плохо видно. Можно? Это бренд «Kaluga region» – вы посмотрите, они даже сделали специально как раз чехлы.

ЗАЛИВАЦКИЙ Р.А.:
– Для айфона, да. Это айфон.

БАРАННИКОВ А.П.:
– Нет-нет, это айфон, но это чехол. Но главное, что чехол «Kaluga region».

ШОХИН А.Н.:
– Назовем его «калужский айфон».

ЗАЛИВАЦКИЙ Р.А.:
– Да, это калужский айфон.

БАРАННИКОВ А.П.:
– Вот это настоящий блестящий пример того, как должен регион даже в самых каких-то маленьких, незначительных мелочах продвигать себя. Спасибо вам за это большое.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо. Уважаемые коллеги, у нас есть еще один выступающий – Михаил Черепанов, первый вице-президент регионального Союза промышленников и предпринимателей Свердловской области. Михаил Григорьевич, одну минуту. А то нас выгонят просто.

ЧЕРЕПАНОВ М.Г.:
– Да, ситуация критическая буквально с регламентом, поэтому говорить предложениями уже нельзя, буду говорить просто словами. Если говорить взгляд свердловского бизнеса на взаимодействие с властью, на действия власти, то буквально несколько тезисов. Первое. Безусловно, самое главное – это политическая воля, и сегодня, я думаю, на панели вы видите эту волю, и если нет политической воли, ничего не будет. Если есть политическая воля, если встали и побежали, тогда, может быть, будет успех. Второе – это просто технологичность, технологичность и конкретная деятельность. Буквально только потому, что нам удалось запараллелить некоторые процессы присоединения к энергосетям вместо последовательных процессов – это обыкновенная технологическая работа – сократилось время присоединения на 2 месяца, а сегодня подписывает председатель правительства здесь соглашение, по которому еще на 45 дней это сократится. Третье – это желание и умение слушать власти. Есть постоянные встречи, прямые встречи бизнеса с губернатором, где идет обратная связь. И, наверное, последнее – это мегапроекты. Мегапроект – Чемпионат мира, мегапроект – Чемпионат мира по программированию, который проходит в Екатеринбурге, это «Экспо», я надеюсь. Даже если не будет победы, все равно то, что делается сейчас по «Экспо», это продвижение региона. Но это все хорошо, это все делается, один последний штрих – что надо делать, на мой взгляд, и об этом не звучало сегодня. Это муниципальный уровень. К сожалению, здесь очень много работы, здесь еще все никак не вспахано, этим надо заниматься завтра. У меня все, спасибо.

ШОХИН А.Н.:
– Спасибо. Уважаемые коллеги, к сожалению, времени не так много на нашу сессию отвели, но мы могли бы и до конца сегодняшнего дня обсуждать эти темы. Я хочу, во-первых, поблагодарить всех участников нашей дискуссии, высказавших и так внимательно слушавших. Хотелось бы, чтобы итогом были определенные рекомендации не только тем регионам, которые здесь присутствовали, но, может быть, через РСПП, KMPG и так далее, АСИ мы сумеем, как говорится, обобщить эти результаты дискуссии и вложить их и в работу по внедрению стандарта, и в проведение новых исследований. Но мне хотелось бы сказать о том, что чем больше регионов будут привлекательными с точки зрения инвесторов, тем страна станет более привлекательной. Невозможно выстраивать привлекательность страны России, инвестиционную привлекательность, если будет вот этот провал в регионах и что, вот на мой взгляд, очень правильно было отмечено, и муниципальный уровень надо иметь в виду, потому что многие вопросы для инвестора, они муниципальные. Это и отводы, и присоединения, и так далее, и так далее, разрешения, и кадастровые оценки там имеют большое значение, поэтому выстраивать вот эту работу на всех уровнях, и так, чтобы она системно смотрелась. Вот, кстати, один из выводов исследования то, что иностранные инвесторы больше внимания обращают на стратегию, на выстроенность вот всех элементов, связанных с сопровождением инвестиционного проекта. Не только завлечь инвестора, но очень важно и… Ведь как? Имидж региона ведь не в том, что пришел инвестор, а в том, что он не ушел и новые проекты реализует. Кстати, получается так, что чем больше проектов реализует инвестор в конкретном регионе, тем больше у него проблем. Один проект легко реализовать, а когда этих проектов десять, то оказывается, что уже возникает головная боль, а это означает, что нет системы работы с инвестором. Вот очень хотелось бы, чтобы действительно была такая стратегия работы с инвестором на федеральном, региональном, муниципальном уровне, и чтобы инвестору хотелось бы в каждом регионе, муниципальном образовании реализовывать не один образцово-показательный проект, а, действительно, десятки этих проектов, и если так будет, то это значит у нас получилось Спасибо всем!

Список новостей
  • Спонсоры и партнеры
  • Медиапартнеры
  • Партнеры мероприятий деловой программы
  • Организаторы

  • Оператор выставки
  • ТЕХНИЧЕСКАЯ СЛУЖБА
  • Рекомендуемый застройщик
  • Сервис-партнер

© ИННОПРОМ-2017

10 — 13 июля 2017 года, Россия, г. Екатеринбург, ЭКСПО-бульвар, д. 2

Телефон горячей линии 8-800-700-82-31

Как добраться